PREMIERA

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PREMIERA » Авторские » Отродье Каина: Воздаяние


Отродье Каина: Воздаяние

Сообщений 21 страница 29 из 29

21

А тем временем в Лондоне... Из отыгрышей

Шон Найкид написал(а):

Разговор у Найкида с незнакомцем не заладился. Или наоборот, покатил слишком хорошо, одна за одной - всех мелких подробностей Зубило  не запомнил. Просто в один момент бородатое лицо куда-то делось, а на пути Шона  оказался узкий колодец проулка и  рожа под чёрной каской, породившей в башке экс-каинита самые противоречивые стихийные порывы.
Несколько мгновений Зубило стоял и тупо смотрел на явление, шевелил онемевшими бровями, безуспешно стараясь направить мыслительные потоки в более-менее одну сторону. Одна часть раскрепощённого разума гнула, что полисмен  ему зачем-то до смерти  нужен, вторая - что вот совсем сейчас не нужен и вообще никогда не был нужен, а третья - что нужен, но совсем  не тот  и пошли бы они все оба  туда-то и туда-то.
Ну, и пошли. То есть, Зубило махнул  рукой на закобенившуюся внутреннюю несогласицу и обернувшегося "бобби", кажется, высматривавшего что-то в вонючем тупичке за "Подковой". Шевельнул челюстью и пошёл вдоль стеночки, огибая "баклажана" и навостряясь на то, зачем он сюда и пришёл. На дальнюю тёмную стенку.
Кажется, полисмену такое небрежение не понравилось. Он поинтересовался у Зубила, какого дьявола тот здесь шатается и потребовал документы.
Где-то за дверью чёрного хода звучно и глухо грохнула какая-то медная кухонная утварь. В воздухе повис трудноопознаваемый запах горелого продукта.
- Какие тебе дкуметы, старшой? Я сейщас клад здесь буду делать. Слхал про горшки с золотом на конце радуги?
Найкид придурковато ухмыльнулся и помотал головой, щуря кроличьи-розовые  глаза - кажется, со стороны соседних баков тоже подсматривал какой-то мелкий чумазый дух.
- Вон, меня уже леп-брехун ждёт, - крайне неприцельно кивнул Шон в сторону бака,  - С горшком. Освобождай место отседова.
- Я тебе сейчас покажу "лебрехуна", шваль, - негромко пообещал полисмен, делая шаг и другой к легко покачивающемуся  подонку, - Поносишь у меня пару месяцев в "Уандсворте" горшки с кладами. А ну, рожей к стене и руки в стороны.
- Да чего т, господин констебль. Дай  хоть по***ть по-человечески,  - заискивающе бубнил Зубило, расслабленно расставив в стороны поцарапанные руки и глядя на подступающего бобби - и вдруг резко нырнул вперёд, с почти прежней собачьей злостью и отчётливым чвякающим  хрустом  врезаясь лбом под полицейскую каску.
Ослабевшему и плачевно растерявшему координацию уже-не-вампиру наверняка не удалось бы настолько  резкое и мощное движение, если бы  коварный рывок не умножился силой тяжести самого споткнувшегося через какую-то дрянь тела.

0

22

А тем временем в Лондоне... Суббота, день 22 июля 1901 года.

Как прекрасен субботний день в Лондоне! Особенно, когда тучи не нависают над городом низким свинцовым колпаком и цилиндры, котелки и шляпки сограждан пригревает летнее солнышко. Особенно, если свинцовые осадки  тоже на время прекратились и даже самые строгие лица нет-нет да освещают улыбки.
Ева Каллахан, помощник комиссара Столичной полиции от Бога и дочь министра внутренних дел от Братства. Покинув тёмный переулок Саутварка, ставший очередным  местом кровавой перестрелки. Доставив в полицейский участок свидетеля сего трагического непотребства, Святослава Берестова, едва успев перекинуться словом с отцом и братом, Ева вновь сталкивается с самыми тёмными проявлениями лондонского общества. Что ж, такова избранная ею профессия. Но кто виновник на этот раз? Неужели робкий мистер Лоуренс Хупер? Так и есть. Заблудившись в замке поздним вечером, новоиспечённый студент стал свидетелем страшноватой сцены, сначала погнавшей его, охваченного ужасом прочь из Бладборна, а затем - в стены Скотланд Ярда, где Хупер и сталкивается с Евой Каллахан. Какая удача. Или нет?... Нынче хорошо живётся лишь тем кто безоговорочно верит в светлый и респектабельный образ Братства Мафусаила, даже вопреки вопиющим фактам. Не соответствовать - вполне может статься опасным даже такой серьёзной и умной фигуре, как глава СУО, вздумай она сделать ход супротив предписанного. И лучше бы полиции не оставлять без присмотра морально потерпевшего правдоискателя,  кажется, задумавшего себе какие-то самоотверженные и наверняка глупые фантазии.
Вот только самодельных героев в Лондоне и не хватает для полного... Мало того, что местные газеты трубят во все рога и дудки, в подворотнях беснуется всякое отребье, полиция получила разрешение стрелять без предупреждения, так в городе ещё и объявился загадочный бродяга, путешествующий босиком и расплачивающийся старым золотом. Может быть, это монах, растрачивающий древние сбережения ограбленного монастыря? Чёрта с два. Это Стейнульв, Древний ликантроп, вернувшийся в Лондон из ледяных стран и холодных времён, когда мясо ели только с ножа, а у военачальников считалось обычным и уважаемым делом  съесть кусок сырого сердца поверженного противника. Учитывая все эти нюансы и некоторую ярко выраженную биколорность личных взглядов Стейнульва, можно твёрдо сказать, что спокойных минут у городской полиции и мирных горожан  не прибавится. Тем более, что под крылом древнего радикала, кажется, так и не подружившегося с прогрессом нового века, начала собираться стайка последователей, носящая многообещающее название "Дети Фенрира".
И что Шону Найкиду крупно повезло, что северянин повстречал его в дремучем саутваркском кабаке в тот момент, когда Зубило пил за упокой своей сгинувшей вампирьей сущности, а не раньше или позже. Пережить новомодную и прогрессивную тенденцию мира - казнь на электрическом стуле,  бежать из Ньюгейтской тюрьмы при содействии тюремного врача-энтузиаста - и  тут же погибнуть от руки незнакомца, просто слепо ненавидящего всё что пахнет вампиром... Для подонка вроде Найкида это было бы символично, но и невыносимо обидно. Не говоря уже о том, как это было бы нестерпимо больно.
Однако, Смерть не привыкла так-то легко отказываться от намеченных жертв и долго тащилась по пятам бывшего каинита, изобретательно меняя облики. Много лет живший под защитой вируса, Шон прихватил из блужданий по канализации целый букет микроскопических друзей, тут же с восторгом ринувшихся обживать совершенно лишённый  иммунитета организм. Новоселье наверняка  в ближайшие же сутки плавно перешло бы в тризну - не столкни экс-вампира общность интереса к радугам и кладоискательству с Кейт, Эйнджел Чёрной, беглой Королевой Братства, тоже имеющей более чем веские  основания скрываться от своих вчерашних подданных.
Увы,  такое обыденное деяние как совместное убиение полисмена не скрепило одиноких отвергнутых сердец дружескими узами. Ещё бы - Шон страстно хочет  жить, а Кейт - завтрак и забвения. Конфликт интересов, совершенно несовместимый с жизнью одной  из заинтересованных сторон. Правда, после короткого разговора Кейт решает пока поверить, что не съесть всё сразу - значит сделать потенциально перспективное вложение на будущее. И убийство превращается в лёгкий завтрак, совмещённый  с повторным обращением.
Тем временем погребальный костёр Вольного подёрнулся золой - и жизнь понеслась галопом дальше.
Алеса Фостер, юная "волчья ведьма", остро переживающая смерть приютившего её вожака, ломающая голову над тем - кто же такая Афелия Вульф и что хотел от неё в свой предсмертный час Адриан. Чувствуя какой-то неоплаченный долг перед Вольным, Алеса , потихоньку отколовшись от остальных ликантропов, берёт курс на Лондон... И попадает в одну из ловушек, расставленных в лесу охотниками Братства. Наверняка Алесу ожидает прогулка в захваченных Харроу и очень, очень пристрастные расспросы про её собратьев. Но... Все щедро запланированные  развлекательные предприятия сорвала лошадь, испуганная каким-то резким шумом (а скорее всего являвшаяся тайной саботажницей и вообще шпионкой Кайзера) - унесла оборотницу в одиночное путешествие, оставив каинитов с носом и переломанными рёбрами одного из отведавших подкованного копыта Братьев.
Неизвестно, где бы окончился спонтанный променад, не прогуливайся вдоль той же загородной дороги Керн и Рейчел, всего несколько часов назад, после многомесячной разлуки и пытки неизвестностью неожиданно нашедшие друг друга средь пыли и чумазых рожиц беспризорников. И кто бы мог подумать, что после всего случившегося, бурной встречи, совместного похода на проводы Адриана, воровства кур и прочих счастливых событий небо над главами нахмурится, готовясь треснуть громом и молнией. Будь славен бог! Тот самый,  не дающий женщинам в руки сковородок до того как они поймут, что надевать на кого-то пиджак крепко зажмурившись и на ощупь - ещё хуже, и вообще надо уметь видеть хорошее в том что есть.
И никто в городе, никто, кроме единственного человека не подозревает, что за толстыми стенами Ньюгейта родилось величайшее, хотя и совершенно незаконное открытие. Пока что незаконное. Пока что.

0

23

Шуршат газетные листы... Обзор лондонской прессы.

суббота 22 июля 1901 года, "жёлтые" листки одного из бесчисленных "пенсовых" изданий

Шаг к Вечной Молодости.

Это превзошло все ваши ожидания, леди и джентльмены? Поверьте, для нас это тоже стало неожиданностью, и вот мы спешим честно поделиться с вами полученными  сокровищами.
Кто одарил нас ими? Профессор, магистр медицинских наук, светило с именем настолько известным и ярким, что оглашать его было бы истинной  нескромностью. Конечно же, мы не будем перечить добродетели кудесника великой Науки и тоже оставим. Тем более, что этот замечательный человек первым и совершенно безвозмездно поделился с нами удивительнейшими открытиями в сфере натуропатической медицины.
Конечно же, всякий, имеющий хоть малейшие познания в медицине, наслышан о том что части тела человека и животных  несут  в себе целебную,  или даже сверхъестественную силу. А теперь попробуйте представить, какие чудеса скрывают в себе организмы существ, превосходящих многих из обитателей земли в здоровье и долголетии  -  каинитов и ликантропов! Вчерашних простых людей, таких как мы  вами, но волею провидения  получивших сказочные силы и способности.
Многие  внутренние органы и ткани наших необычных братьев и сестёр при правильном использовании способны стать истинной панацеей для человечества.
Так, по подтверждённым наблюдениям, настойка из  свежей печени молодого каинита не старше сотни лет при  регулярном принятии внутрь полностью исцеляет от последствий неуёмного  пьянства, желтухи и скверного нрава. Исцеляет одинаково хорошо как мужчин, так и женщин - если только те не перевалили сорока лет и не закоснели в своей патологической  сварливости. В этом случае, по словам нашего уважаемого профессора, помочь способны уже  только свинцовые примочки и терапевтические дозы цианистого калия.
Желчь женщины-каинита, тщательно проваренная с содой, смешанная с и накладываемая как мазь, чудесно помогает от  ревматизма  и прочей болезни суставов, а также способствует необычайно быстрому заживлению  вывихов и переломов. И вообще избавляет от неловкости и склонности постоянно спотыкаться, падать и ломать себе ноги и руки.
Сердце мужчины-оборотня, принимаемое в хорошо проваренном виде по кусочку в раз в неделю, исцеляет пугливость, склонность к обморокам и прочие нервные расстройства, связанные с душевным беспокойствам. А так же, будучи применён с марьяжными целями, значительно сокращает интервал между знакомством и предложением руки и сердца самого британского джентльмена - иногда всего до пары лет!
Порошок из перетёртых костей ликантропа чёрной масти (полученных для снадобья непременно в состоянии звериной формы!), смешанный с воском и налепленный на больной зуб, в кратчайшие сроки изгоняет у страждущего острую боль и флюс. При испытании на добровольцах уважаемым магистром был отмечен единичный случай, когда дом  больного покинула тёща. 
Высушенный и измельчённый мозг любой  особи, будь то каинит или ликантроп возрастом от десяти до пятиста-пятидесяти лет, принимаемый  на ночь со стаканом ключевой воды не только излечивает запущенную чахотку,  грудную жабу  и прочие опасные  заболевания, но и способно невероятно продлить телесную  молодость.
И это лишь малая часть всех рецептов, открытых нашим интервьюерам!
Спеша предотвратить волну беспокойства читателей и Скотлэнд Ярда, дословно приводим клятвенные заверения профессора, что
"за время всех исследований ни одна единица  материала не была добыта незаконным способом!"
Убедительным подтверждением тому служат донорские пункты, снабжающие нуждающихся  кровью к вящему довольству рук дающих и берущих. Кроме того, город велик, а каиниты и ликантропы тоже подвержены несчастным случаям, порой, увы имеющим  летальные последствия. Так что когда вскоре вы, уважаемые леди и джентльмены, будете покупать баночки с чудодейственными элексирами и благословлять небеса и ваших покорных слуг, донёсших до вас весть о чудесном открытии - благословляйте громче и отчётливей! Ни одна селезёнка  не покинула своего хозяина в ущерб его здоровью!

0

24

А тем временем в Лондоне... Из отыгрышей.

Стелла Тедески написал(ла):

Покуда действо на воде заворачивалось к трагической для гуманиста лодочника развязке, на берегу в толпе усиленно изучающих мостовую ротозеев некто в костюме мужчины смазливой иностранной наружности успокаивал икающую от горечи потери дамочку сбивчивым англо-итальянским лепетом. Дамочка была в таком расстройстве, что у нее даже не было сил искать пропажу, и Тедески начала всерьез раздражаться на слепую дурочку. Хотелось отвесить ей успокаивающую оплеуху и ткнуть носом под ноги, куда Стелла уже минуты две как бросила цацку, мол, на вот свою стекляшку найди уже и замолкни, истеричка, но рука закона, как ей и положено, испортила всю малину и улеглась своей грубой тяжестью на худое плечо. Нацепив на лицо выражение искреннего недоумения, Стелла обернулась на дылду в форме и нахмурилась с почти натуральным недовольством.
- Вы бы лучше в поисках помогли, signor, - веско заметила она, стараясь говорить как можно более твердо с нотками личного превосходства, коими грешат племенные выродки родовитых фамилий. - Дама в расстройстве, вы что не видите?
Стелла накрыла сжимаемые в руке пальчики леди второй рукой и глазами полными сострадания посмотрела на блондинку, которая при появлении гвардейца осоловело на него уставилась и заморгала как совенок ясным днем, медленно и тупо, не замечая того, что толпа суетящаяся вокруг них быстро редела.
- Что вы такое говорите? - наивно хлопала она ресницами, переводя стеклянный взгляд с солдата на своего визави и обратно. - Да как вы можете?! Он не мог! Он...
Она запнулась и как-то отстраненно глянула на итальянца, чем вызвала презрительно-разочарованное выражение на его лице. Пальчики были тут же выпущены из рук, и Тедески все с тем же презрительным выражением оскорбленной гордости воззрилась на гвардейца, так нелюбезно тыкающего ему как уличному отребью. Обидно же, в конце-то концов, она тут так старается, строит из себя аристократа, а ему тыкают! А полные праведного негодования глаза, тем временем косили на замершую у берега лодочку. Лазарь с дочурой были на борту, но трогаться с места почему-то не торопились, однако стоило поймать взгляд зеленоглазой девчонки, как Тедески поняла почему. Они ждали ее. Забавно...
- Скажите мне, signor, это потому что я иностранец? - Стелла поспешила полыхнуть вызовом в глазах, немного переборщив конечно, но в данной ситуации это было не лишним, и даже позволила себе немного раздухариться и слегка завампиреть бледностью. - Вам не кажется, что это несколько неполиткорректно?
Девица тихонько ахнула, раскраснелась, смущенно потупилась, словно адресованы эти слова были именно ей, а не невоспитанному вояке, и вдруг совершенно по-детски взвизгнула и кинулась в ноги гвардейцу, изрядно его перепугав.
- Моя сережка! Сапожища свои грязные уберите, вы на нее наступили! - ругалась она уже на солдафона, обвиняя его в том, что еще секунду назад готова была обвинить этого милого итальянца в краже. «Милый итальянец», казалось, даже не обратил внимания на найденную пропажу, он все так же сверлил орлиным взором гвардейца, только теперь к этому прибавилась еще и снисходительная улыбка.
- Вы все еще желаете чтобы я «вывернул карманы»? - сощурилась она. - Думаю, что нет, - отработанным движением Стелла заложила трость под мышку, смахнула с рукава несуществующую пылинку и слегка согнулась в поклоне дамочке. - Всего доброго, senorita.
На гвардейца итальянец уже не обращал внимания, только прошествовал осанисто мимо к краю набережной и, дождавшись пока мимопроходящая стайка девиц с зонтиками заслонит его от взгляда представителя закона, перемахнула через ограду. Уже спустя секунду она сидела в лодке за спинами притихших дам, скрываясь за выхваченным у одной из них зонтиком от обзора с берега.
- Шевели веслами, пока они еще какую-нибудь пропажу не обнаружили, - обратилась она не столько к бородатому держателю весел, сколько к виднеющейся ясноглазым ангелочком над его плечом девчонке и легонько постучала по макушке Лазаря, что притулился меж пышных юбок. - Живой? Тебе на сцену надо, такой талант пропадает.
Не дожидаясь пока лодочка отчалит уже от негостеприимного и неполиткорректного южного берега, Стелла вынула из-за пазухи газету и решительно перечеркнула те объявления о сдаче жилья в аренду, в которых значился данный неблагополучный район. Действительно же неблагополучный, раз тут воруют.

0

25

А тем временем в Лондоне... Из отыгрышей.

Гаук написал(ла):

Она подумала, что этот проходимец – пьяница. Испачканное лицо, не пойми какая одежда, качается и хватается рукой за грязную стену одной из многих хибар. К тому же нет уха, что-то бубнит, да большой пес рядом. Наверняка зарабатывают, показывая фокусы с этой лохматой тварью… Или обманывая людей с помощью все этой же собаки, а может и того хуже – ту натравливая.
Дешевое платье с грязным подолом кремового цвета (хотя должно быть белым). Каштановая копна волос собранная в замысловатую прическу, которая в прочем из-за грязи не потеряет своей формы и без заколок. На лицо можно смотреть с обожанием лишь под хорошей дозой заборной сивухи, не меньше. Хотя в ее профессии лицо далеко не первое, что нужно мужчинам. Простой быт, простой заработок, простые вечера с отведенным назад задом.

Мужчина завернул в тупик между домами, поскользнувшись (раз днем не удалось, то сейчас то можно) на луже чего-то непонятного, видимо рыбьей требухи, судя по запаху. Он машинально развязал пиджак на бедрах, и тот упал на землю, оставшись там забытым до тех пор, пока Ваал не поднял тот своим большим ртом, обязательно не забыв обслюнявить. За всем этим внимательно наблюдала работница дешевой любви, на цыпочках следуя за странным мужчиной. Она была обыкновенным человеком, к великому сожалению затесавшемуся по воле жизни именно на этом берегу Лондона. Кого только женщина здесь не видела… И оборотней, насилующих лошадей. И вампиров, охотно совокупляющихся со своими лохматыми врагами. И людей, которые за фунт готовы отдать половину своего тела на съедение чудовищам, лишь бы прокормить многочисленную "тюрьму" домашних. Видела она и переброс ликантропов, потому только сейчас поняла, что перед ней предстало.
Обращение произошло быстро, как и всегда – только успевай скидывать одежду. Гаук сбросил рывком рубашку, и так же недолго возился с брюками, благо не было ремня. До нижнего белья, к сожалению, добраться не получилось. Место человеческих рук заняли хрустящие звериные лапы, и спина начала сгибаться трансформируясь, ломая позвонки. Ваал скульнул, плюхнувшись на зад и принялся ждать. Он иногда посматривал назад, вылавливая прохожих, но в этом кармане домов не было ни души. Только ветер, наступающая тьма будущей ночи, и оборотень.

Горящий взгляд черного, словно деготь зверя ментально разрушил стену перед собой, а потом и грязь под лапами. Волк встряхнулся, оглядев сброшенную в беспорядке одежду, но собирать и прятать ее не спешил. Его тяжелое хриплое дыхание подхватил подошедший кобель, тыкнувшись холодным носом в косматый бок. Оборотень дернул крыльями лопаток, и клацнул челюстями возле глаз Ваала.
Гаук был раздражен и полностью погружен в звериное нутро. Каждое движение собаки взывало к убийству. Каждый запах заставлял нос ловить чужую жизнь, и искать это двуногое или четвероногое тело, чтобы потом уничтожить, разорвав на части. Уничтожить и оставить истекать кровью, если это, конечно, собрат. Люди и вампиры подлежали немедленному съедению.
Две плотные стрелы вылетели из закоулка на волю. Кто-то пронзительно закричал, даже ухо выловило звук выстрела… Но все было все равно. Ему плевать на этих чертовых человеческих леммингов, да и лохматых тоже. Хотя собратья не станут звать на помощь и вопить о том, что по улицам Южного Лондона рыщет оборотень в полной трансформации. Они его прекрасно понимали, потому бежали из проклятого Севера столицы.
Ваал ничуть не отставал от прыткого волка, хотя для этого ему приходилось прилагать все силы. Две твари неслись вперед, огибая вскрикивающих людей и улюлюкающих оборотней. Но и те и другие сейчас были для этого зверя жертвами. Их движения и запахи вынуждали слюну заполнять его пасть, которая при открытии разбрызгивала вязкую жидкость по сторонам.

Псарь заворачивал и заворачивал, стремясь убраться из черты населенного пункта и оказаться в лесу, там, где ему будет легко. Где не будет, черт побери, столько соблазнов убить. Убить их лица, вырвать все эмоции, съесть, зарыться в сладкое горячее мясо…
Спины. Запахи собратьев. Собратьев, которых вампиры нанимают и подставляют остальных.
Желтые глаза прекратили трястись в бешеном ритме бега. Сзади послушно остановился пес, не издав и звука. Два зверя стали мертвыми изваяниями за прикрытием длинного коридора меж домами и груды стеклянных бутылок. Оборотень видел две спины потенциальных жертв. Они двигались, что-то говорили, и издавали столько ненависти, что внутри все зашумело в желании прекратить их переступы ног.
Черный волк пригнулся, и словно геккон двинулся вперед. Его лапы понесли поджарое тело, плавной линией приближающееся к своим целям. Гаук не видел третьего оборотня, но ему было плевать.
Вампир. Запах загнанного в угол вампира, который ощерился на зверей ножом.
«Лучше карандаш. И порисуешь».

Геккон исчез. Вместо изящества волк напрягся и превратился в оскаленный таран. Он раскрыл слюнявую пасть, предвкушая удовлетворение. Они двигались больше, чем вампир. Они хотели больше, чем вампир. Они вынуждали его закончить это безумие движения. Тот, что первый показался на виду у Псаря, повернул голову назад на цокот лап и ощутимое движение тяжелого тела. Его янтарные глаза встретили равный по цвету, но не по намерениям ответ. Лицо подвергшегося нападению оборотня исказилось в непонятной гримасе, и счастливый рык врезался в его тело черной тушой, подминая под себя, неся по инерции в стену рядом с вампиром.
Ваал бросился на второго оборотня, ощерив огромные клыки, вцепившись мертвой хваткой в соединение его шеи и плеча. Кровь наполнила собачью пасть сочной лавой, точно так же, как эта делала кровь с пастью одноухого зверя. Тот буквально вгрызся в грудную клетку бывшего «разбойника», раздирая его живот лапами.
И пес, и волк напрочь забыли о третьем оборотне и собственно о самом вампире, увлеченные своими добычами.

0

26

Мировое Зло ищет своих героев.

Гвардия Меча и Благоденствия

- по сути, боевые силы, армия Братства Мафусаила. Состоит исключительно из каинитов, преданных бойцов секты. Сформирована в первые же сутки после переворота (на самом деле подготовка и формирование началось задолго до официальной огласки). Самостоятельная структура, не подчиняется верховному командованию основных военных сил Великобритании. В настоящее время Гвардии Меча и Благоденствия передан полный контроль над южными и окраинными районами Лондона и пригородов, обязанность следить за выполнением законов и право судить по законам военного времени - то есть, фактически Гвардия выполняет функции военизированной полиции и внутренних войск.
Возглавляет Гвардию некто Осборн Блэкхорн, отставной военный в звании майора, рыцарь Братства Мафусаила.
В подчинении у Блэкхорна состоит около пяти взводов бойцов. Каждый взвод составляет  30 каинитов, которые подчиняются офицеру в звании лейтенанта. Кроме самого Блэкхорна в решении вопросов  обеспечения, коммуникации, планирования и проведения операций принимают участие офицеры в звании капитана, отвечающие за взводы в вверенном им секторе.
Форма Гвардии представляет собой чёрный китель  с латунными пуговицами, кожаный ремень с латунной пряжкой, имеющей символику Гвардии, тёмные форменные брюки, короткие сапоги, чёрные перчатки. На правом рукаве кителя также присутствует нашивка с символикой Гвардии: синее поле, белый крест на нём и символический кнут по центру креста. 
Вооружение  стандартное  - револьверы, посеребренные кинжалы, метатели сетей - плюс карабины. Старшие офицеры могут носить кортики или сабли. Зачастую патрулирование осуществляется конными гвардейцами.


Открыт набор игроков на роли капитана, лейтенантов и рядовых гвардейцев-Кнутов.

0

27

Из отыгрышей.

Осборн Блэкхорн написал(ла):

Всё было в масть, гармонично до испуганной тошноты, покалывающей желудки сливающихся в двери кабаков ублюдков, вышедших прополоскать лёгкие дешёвым табачком.  Чёрные тени темнеющих улиц, чёрные жеребцы, чёрная форма, чёрные души, чёрная проба на каждой точёной морде. Только крест на рукаве белый. А кнут на нём - тоже чёрный. Как разрубленная змея бесконечности - конец войне, конец вражде, теперь только благоденствие или смерть. Всадники апокалипсиса.
Четверо гарцевали через вонючие кишки кривых загаженных улиц. Быстро, иногда неожиданно сворачивая в проулки или разбиваясь на две пары, чтобы обтечь с двух сторон.  Короткие дула карабинов тускло подмигивали из-за плеч. Такой же тяжёлый азартный блеск срывался из вытянутых зрачков, пронзительно стреляющих из стороны в сторону.
Свернуть бы, втянуться в притон чернильным облаком, гася разгоревшиеся от сивухи бельма. Но нет. Рано. На следующем круге, когда все вспугнутые потихоньку выползут и рванут по домам - как раз под идущих следом. Но и авангард не оставался не у дел.
- Псина.
Крупной лохматой бестолочи, вспугнутой из-под забора накатывающимся топотом копыт,  забиться бы куда-нибудь среди баков и ящиков, да рвать когти под прикрытием. Но перепуганный зверь, в смертной тоске поджав хвост под впалое брюхо, рванул через дворы, потянув за собой короткую лавину подков и слетающих с пары плеч винтовок.
Ворвались. Грозой, порывом - два раза оглушительно бабахнуло, отразившись в ближних окнах дребезгом и лютой вспышкой. Тёмный зверь вскрикнул и покатился по нечистотам, пачкая родную грязь кровью неопределённой ценности. Попытался подняться, неловко волоча перебитый зад. Но эта  смерть оказалась уже  не в центре софитов. Пока один из двух стрелков уже без спешки прикладывал к плечу, одна пара змеиных глаз приметила  другую фигуру - человеческую. Таится? Или просто замер от неожиданности? Повинуясь взмаху руки, всадники, стремительно набирая ход, покатились к новому знакомству. Трое - почти одновременно, один - с опозданием в несколько секунд, удовлетворённо прокатившись мимо бьющегося в агонии зверя и пока не слишком спеша нагонять троих товарищей.

0

28

Из отыгрышей.

Кейт написал(ла):

Заматывать руки Кейт не стала, лишь сжала тряпку ладонями, промакивая кровь, оставлять в чужой квартире лишние следы своего пребывания было и в самом деле неблагоразумно. И когда Шон указал на дверь сортира, юркнула туда, и уже там, при свете лампы, которую рискнула включить, благо окон в «кабинете» не было, оценивая степень урона от осколков, подумала, что нехорошо ей оставлять напарника одного. Хоть и побратались и сработаться успели, а все же с каждым может случиться, что попадет в руки солидный куш, потянет его тяжесть ладонь и душу, и встанет честный дележ поперек горла. Что он там говорил про на ножах закончиться?
Вампирша сунула влажную от крови тряпку в карман и замерла, ощущая как ворочается внутри что-то неприятно тяжелое, не опасное, но нестерпимо грустное, может так проявляло себя то, еще до конца не издохшее, что обычные люди называют совестью? Подавила желание подняться за Шоном и проверить, не сигает ли он там в окно, вычистив уже свои тайники, и нашла рядом с туалетом ванную, вынуть из ладони застрявший там кусочек стекла и умыть лицо.
Шаги и голоса Кейт услышала, когда распустив растрепанную косу разбирала гладкие пряди пальцами. Порезы затянулись удивительно быстро, девушка никак не могла привыкнуть к такому свойству своего тела и начинала любить новую ипостась все больше. Куда лучше, чем раньше, когда всякая ссадина напоминала о себе несколько дней. Отложив кепи на край раковины она погасила свет и тихо приоткрыла дверь, матернув тонко и протяжно пискнувшие петли. Видимо писк был услышан, ибо разговор в коридоре оборвался. Тянуть, когда нежданные гости отправятся искать причину посторонних звуков, было нельзя. Она крадучись вышла в коридор и увидела в конце его две фигуры в пальто и котелках. Фигуры смотрели на нее. Она смотрела на них.
И тут, возможно от страха и неожиданности, впав в оцепенение как кролик перед светом фонаря, Кейт открыла рот и запела. Она и раньше часто напевала что-нибудь, когда было скучно или грустно, а сейчас, вдолбленная годами муштры вежливость наложилась на старую привычку и тихий чистый голос пропел:
- Good night to you all…
В тишине пустого дома, в темноте его заброшенности голос прокатился по коридору странным потусторонним эхом. Что могли видеть пришельцы? Выступивший из теней призрак с белым лицом и черными провалами глаз, окутанный черным плащом волос.
- Аnd sweet be your sleep, - раз было начато, почему бы не продолжить?
Кейт плавно качнувшись пошла вперед и загадала, что если Шон все еще наверху и придет к ней на помощь, никогда больше в нем не засомневается. А пока джентльмены стояли спиной к лестнице и пялились на нее. Один из них даже попятился, второй поднял руку, то ли перекреститься, то ли схватиться за душивший воротник. Знать бы еще, не вампиры ли они или, чего доброго, оборотни. Но на таком расстоянии почувствовать их запах Кейт не могла, зато видела их страх.
- May angels around you their silent watch keep.
Она шаг за шагом приближалась к ним. Ангелы может и правда кружились вокруг гостей, но точно не те, что желают спокойных снов. Подходить ближе было уже опасно, джентльмены могли распознать непризрачность ее натуры, и вдруг оскалившись, с шипением открытой пивной бутылки, она рванула вперед, к тому, что был помельче. Метнулась, отшвыривая в сторону второго и прыгая на свою цель, притягивая его за плечи к себе и увлекая вниз, на пол, вцепляясь в выступающий кадык не для того, чтобы есть, а чтобы убить, терзая зубами что-то хрусткое со скоростью все того же кролика, грызущего такую же хрусткую морковь.

0

29

Вниманию заинтересованных!
На ролевой продолжается набор оборотней,  действительных и потенциальных участников повстанческого сопротивления.
Близится апогей нового, только что стартовавшего  квеста - грядёт битва за обоз с небольшой партией оружия, ночующий в одном из лондонских пригородов. А кто в охране этих очень полезных по военному времени вещей? Ажно десять голов бойцов гвардии Меча и Благоденствия, элитных войск Братства Мафусаила!
Хватит ли у противников нового режима сил? Дерзости? Бой обещает быть очень жестоким и полным неожиданностей. А у Стаи Новой Луны пока так и не определился новый глава. Да и просто, даже без грандиозных захватнических планов, умелых бойцов никогда не бывает слишком много.

0


Вы здесь » PREMIERA » Авторские » Отродье Каина: Воздаяние


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC